Гостиница. Часть 2

Фанфик: Гостиница
Фэндом: Хеталия
Пэйринг: Россия/ Китай
Рейтинг: не знаю... PG-13?
Про что: события происходят непосредственно перед фиком про ШОС (очень понятно объяснила LOL)

Стук в дверь едва не заставил Ивана вздрогнуть – он был уверен, что не слышал ничьих шагов. Интересно, кого принесло?
Пожав плечами – чего гадать, если можно открыть и выяснить? – Иван подошел к двери и распахнул ее…
Китай. Россия моргнул, но Яо никуда не делся. Он по-прежнему стоял на пороге, невероятно красивый, уже не в деловом костюме, а в ярком золотисто-оливковом одеянии, с руками, спрятанными в длинные рукава, и розовеющими щеками…
- Ты меня не ждал? – Китай нахмурился и отступил назад, как будто… как будто собрался уйти!
- Стой! – рявкнул Иван, хватая его за плечи, и тут же отпустил, испугавшись своей грубости, – Яо, я тебя ждал, конечно! Просто ты рано, и я еще не заказывал ужин… заходи, прошу тебя…, – Китай секунду вглядывался в его лицо, потом слегка повел плечами и вошел внутрь, и Иван закончил почти шепотом – все равно это почти ничего не значащие слова, по сравнению с тем, что он здесь, – ох, Яо, я так рад, что ты пришел…
- Вот, это тебе, – Китай быстро окинул взглядом номер и повернулся к Ивану, наконец-то выпуская руки из рукавов. Небольшая металлическая коробка. Иван с усилием отлип от двери, к которой он привалился изнутри, опасаясь, что Яо сбежит, и взял подарок – почти не отдавая себе отчета, как старается коснуться теплых пальцев. Внутри оказались какие-то мелкие китайские не то конфеты, не то печеньки, не то прянички – Иван не очень разбирался в них. Он рассмеялся.
- Ты всегда приносишь с собой еду, – пояснил он в ответ на недоумевающий взгляд, – неужели я такой плохой хозяин?
Лицо Яо моментально побагровело.
- Извини, я не обращал внимания, – забормотал Китай, – так принято… я никогда не думал, что ты можешь расценить это как оскор…
- Конечно, нет! – и Иван, пользуясь ситуацией, подтолкнул Яо к балкону, – мне нравится все, что ты приносишь…
Собственный номер удивлял Ивана. Администрация заказала ему двухкомнатный люкс с огромным балконом. Откровенно говоря, Россия не считал, что ему сейчас по карману такие расходы... но было приятно. А теперь, когда пришел Яо — приятно вдвойне.
Нервозно оглянувшись, Яо примостился на краю кресла и сложил руки на коленях, будто не знал, куда еще их пристроить.
- У тебя номер уютней, чем мой.
Брагинский кивнул.
- Мой босс внезапно решил на мне не экономить.
- Это очень хорошо, Иван, - серьезно сказал Яо, - наконец-то. Мне кажется... мне кажется, он знает, что делает. Ты выглядишь лучше.
- Спасибо, - Иван натянуто улыбнулся. Своего нового президента ему обсуждать пока не хотелось, - я приму это за комплимент.
- Это и есть комплимент, - и Китай опустил глаза.
Неловкость заливала балкон, промозглая и неприятная, просачиваясь сквозь свежий ночной ветерок. Во времена их брака Иван не мог и предположить, что такая неловкость возможна между ним и Яо… как до этого не мог предположить, что они будут вместе, как после этого – что когда-нибудь заговорят друг с другом снова. В отношениях с Китаем предположения чертовски часто его обманывали.
- Я попрошу принести ужин, - нашелся он.
Вдумчивое обсуждение меню по телефону позволило ему немного собрать мысли. Визит Китая, которого Россия никак не ждал, внезапно выбил его из колеи — он бросил приглашение в воздух, даже не рассчитывая, что Яо его слышит.
- Надеюсь, ты не возражаешь, что я сам выбрал еду? - непринужденно спросил он, возвращаясь на балкон и располагаясь на кушетке.
Яо положил книгу Ивана, которую он изучал от безделья, и покачал головой, поднимаясь. Постояв секунду, будто не решаясь под удивленным взглядом Брагинского, Китай неуверенно сел рядом с ним на кушетку.
- Отсюда вид лучше, - неловко объяснил он, - ты не против?
Иван молча подвинулся. Он как-то не задумывался о пейзаже. Тем более глупо было бы задумываться теперь, когда к нему прижимается теплый бок Китая.
- Все считают, что мы не разговариваем, - Яо нарушил молчание.
- Ну, мы обычно и не разговариваем, - Брагинский усмехнулся, - только ругаемся.
- Я не ругаюсь! – возмутился было Китай, и тут же замолчал, опуская лицо.
Действительно, к чему портить вечер?

***
Иван нервничал. Нервничал так, что даже не мог припомнить последнего раза, когда наедине с кем-то его охватывало подобное волнение. Он знал Яо давно... и все же именно сейчас все было таким новым и непривычным, волнующим. Что, если он что-то понял неправильно? Что, если Яо пришел просто поужинать?
А если нет — то зачем? Поговорить?
Пришел и сидит рядом, так близко, что их колени соприкасаются, и не делает никаких попыток отстраниться, и съел то, что Иван заказал (как здорово, что у него не поменялись вкусы). Будь это не Яо… все эти быстрые взгляды из под опущенных ресниц, и нежный румянец, вспыхивающий каждый раз, когда Иван к нему обращается, и беззащитно оголенные запястья, когда Китай то и дело немного нервно поправляет волосы – да, будь это не Яо, Иван подумал бы, что с ним флиртуют…
Но с другой стороны… это Яо.
Зачем он пришел?
Россия внезапно осознал, что терзаться сомнениями можно и до утра – а вряд ли Китай будет настолько любезен, чтобы остаться ждать результата этих терзаний… если его не задержать. Сидеть рядом и не трогать становилось все труднее, почти невозможно терпеть, как зуд. Прикрыв на мгновение глаза, Иван решительно взял Китай за руку. В первое мгновение пальцы показались ему раскаленными, точно внутри пылал огонь, но теперь он ни за что не отпустил бы их.
Он хотел хотя бы поцелуй в награду за скорое разочарование.
- Россия… ты замерз? – стиснув руку Ивана, Яо прямо взглянул ему в глаза.
Там, в золотом взгляде Китая, была горячечная решимость, тот почти болезненный призыв, который в определенных ситуациях заменял Яо простое человеческое слово «да» – ведь Поднебесный не может ответить согласием варвару, никогда, ни за что…
Разве кто-то смог бы устоять? Ни одна живая душа, думал Иван, целуя – пока еще легко и целомудренно – эти мягкие губы, обхватывая ладонями талию, чувствуя, как жар от пылающих щек Китая обжигает лицо, как просачивается тепло в ледяные пальцы. Только сейчас, отогреваясь, Россия действительно разрешил себе подумать, как ужасны были все эти холодные годы…
Яо не возражал. Напротив, сам потянулся вперед, ближе, усаживаясь на колени к Ивану, позволяя обнять крепко-крепко, утонуть в этом летнем полдне, полном цветов и бабочек, даже когда снаружи все длилась и длилась Иванова зимняя ночь.
Недолгое тепло.
- Зачем ты пришел, Яо? - прошептал Россия, выпуская сладкие губы и глядя прямо в глаза Китая, - Америка прислал тебя?
Ресницы Яо дрогнули, взлетая вверх, секунду он мерил Ивана неверящим взглядом — ах, если Россия он мог доверять этой невинности, как когда-то прежде, - и тут же вспыхнул, отталкивая Брагинского и вскакивая.
- Да как ты смеешь?!
Конечно, он бросился к выходу, намереваясь хлопнуть дверью (так громко, как получится) и выкинуть (постараться выкинуть) весь вечер из головы. Брагинский – мерзавец! Так унизить кого-то – особенно Яо – только из-за своей подозрительности.
Но Иван был быстрее.
- Я смею, - пробормотал он, прижимая Яо к дверному косяку и целуя в шею. Китай дернулся было, но тщетно, - скажи мне правду, Яо. Не лги. Кто сказал тебе прийти?
- Ты, - выдохнул Китай, - ты меня позвал, разве нет?
Такие прекрасные глаза... и кожа такая нежная. Даже если Яо лжет, ах, он всегда лжет - какая, в конце концов, разница? Иван так давно его не целовал. Так давно не трогал, не наслаждался его фарфоровым телом и мягким, живым теплом... Сегодня вечером он может позволить себе все, что угодно, так почему нет?
- Да, я позвал, - согласился Россия, - и теперь тебе придется остаться на ночь.
Поцелуи Ивана становились все жарче, а сопротивление Китая – все иллюзорнее.
- Отстань, - взмолился Яо, уже даже не пытаясь отвернуться. Напротив, его маленькие, но сильные руки крепко обхватили Брагинского за шею.
Иван знал, что он сдался.
- Ты пришел ко мне, - безжалостно ответил он, запуская руки под рубашку Китая и снова захватывая его губы, - сопротивляйся, если хочешь.
Китай любил и умел целоваться. России иногда казалось, что Яо хватило бы поцелуев, объятий и ласковых слов, а на секс он соглашается только чтобы сделать Ивану приятное – и то, после долгих уговоров.
- Россия…, – Яо слегка откинулся назад, пристально вглядываясь в лицо Брагинского, – давай уйдем с улицы?
Иван, облизнувшись, кивнул. Спасибо азиатским представлениям о мужественности, так отличающимся от европейских, отстраненно подумал он, подхватывая Яо под бедра и резко поднимая. Он может носить Сына Неба на руках, и тот не оскорбится. Наоборот, только обнимет его сильнее, чтобы удержать равновесие… хотя это, как подозревал Иван, уже не имело отношение к национальной культуре.

Комментарии

Написать комментарий

Трэкбэки


Отправить трэкбэк к этой записи (пользователь FC2 Блога)