Гостиница часть 7

Фанфик: Гостиница
Фэндом: Хеталия
Пэйринг: Россия/ Китай
Рейтинг: PG-13, надо полагать.
Про что: события происходят непосредственно перед фиком про ШОС
Без сил опустившись на край кровати, Китай выронил бумаги, позволив им веером улечься на полу, и обхватил голову ладонями. Ему нужно успокоиться.
Сосредоточиться.
Прийти в себя.
Как он вообще додумался пойти к Ивану накануне такого важного совещания?!
Да, он помнил как – Россия его позвал. Обычно он его не звал. Конечно, это не повод бежать к нему, теряя туфли, но… Кто знает, сколько лет пришлось бы ждать другого приглашения?
Китай вздрогнул от неприятного чувства, больше всего напоминающего ревность. Брагинский уж точно не будет скучать в одиночестве. А у Яо было совсем мало возможностей добиться его внимания…
Но сейчас от этого легче не становилось.
Яо откинулся назад, прикрывая лицо рукавом. Его тело все еще чувствовало ласковые теплые поглаживания, руки, проникающие в самые запретные места. Китай еле слышно застонал – что ему теперь делать? Как он сможет смотреть на нахально улыбающегося Брагинского – а в том, что Иван будет улыбаться, и именно что нахально, Яо был уверен – и думать об экономике? Все догадаются, все обязательно поймут…
Тяжело вздохнув, Яо поднялся и поплелся к шкафу.

***
Стук в раздался ровно тогда, когда Альфред стал утрачивать терпение. Помедлив несколько секунд, он подошел и распахнул дверь — не широко, чтобы не выдавать торопливости.
- Артур? - Джонс не сделал никакой попытки отстраниться и пропустить Англию внутрь, - чего тебе надо?
Но тот не стал дожидаться вежливости. Бесцеремонно оттолкнув молодую нацию, Англия сам пригласил себя войти.
- Ты мне не рад? - язвительно поинтересовался он, - ждешь кого-то другого?
- Да, - отрезал Альфред.
Киркланд желчно засмеялся.
- Ну и зря. Оба твоих бывших развлекали друг друга всю ночь, так что вряд ли они вылезут из койки ни свет ни заря только чтобы навестить бедную одинокую Америку.
- Что ты несешь? - недружелюбно спросил Джонс, запирая дверь. Какой бы бред не пришел в своеобразный ум Киркланда, его не стоило делать достоянием общественности.
- Чистую правду, мой недоверчивый друг, - пропел Артур, помахивая папкой, которую он держал в руках.
Джонс только теперь заметил ее, и она ему не понравилась.
Англия тем временем раскрыл ее и принялся глубокомысленно рассматривать содержимое.
- Вот, как насчет этого? - удовлетворенно пробормотал он, извлекая большую фотографию и подсовывая ее под самый нос Альфреда.
- Какого хрена? - пробормотал Джонс.
Фото запечатлело балкон гостиничного номера. Брагинский и Ван Яо сидели рядышком за ужином и явно наслаждались обществом друг друга.
Джонс непонимающе заморгал... быть не может...
Проклятье! Он знал! Он знал, что эти суки сговорятся за его спиной!
- Маленькая сволочь! - в сердцах рявкнул он, выхватывая фото.
Эта азиатская шлюшка не оставила мысли привлечь Брагинского! И именно теперь, когда у того новый босс, и правильный курс так важен!
- О, я смотрю, ты немного огорчен? - притворно посочувствовал Киркланд? - тогда, может, мне не стоит показывать тебе остальное?
- Остальное?
Англия широко улыбнулся, нарочито медленно порылся в папке и жестом фокусника выхватил оттуда новую фотографию. Как бы колеблясь, он протянул ее Америке.
Джонс взглянул и задохнулся.
- Это фотошоп!
- Ты так думаешь? - притворно посочувствовал Артур, - мда... будь на твоем месте виносос, он бы предложил групповушку... хотя в этой постели ты, похоже, лишний.
Писк пришедшей эсемески не позволил Джонсу ответить что-нибудь остроумное и едкое.
«Извини, Америка. Боюсь, сегодня ты немного лишний. Увидимся на собрании».
Кровь заволокла Соединенным Штатам картину ухмыляющегося Киркланда. Его, героя, назвали лишним, посмели просто оставить за порогом...
Заревев от ярости, Джонс схватил журнальный стол и швырнул его в стену, не обращая внимания на испуганный вскрик Англии. Он покажет этим коммунистам, где их место! Они еще будут умолять о прощении!
- Не смей надо мной смеяться, Киркланд! - заорал он, готовый выбить Артуру как минимум передние зубы, если только тот посмеет их показать.
- Как тебе угодно, - покладисто согласился Англия. Он слегка побледнел и больше не улыбался, - я, с твоего позволения, пойду — не хочу опоздать. Я оставлю это тут, - и он кивнул на папку.
Онемевший от бешенства Джонс молча смотрел, как Киркланд уходит.
Они заплатят за все!

***
С шумом распахнув дверь, Америка вошел в конференц-зал и обвел присутствующих тяжелым взглядом, как будто кого-то высматривал. Оживленные разговоры при его появлении стихли — все страны были на вчерашнем банкете, поэтому причина дурного настроения главного всемирного демократа казалась очевидной.
Как в старые добрые времена, - подумал Германия. Россия довел Джонса до ручки, а достанется всем остальным.
Самого России, кстати, до сих пор не было. Но он мог вообще не прийти, оставив всех на произвол судьбы и гнева Америки. Не было и Китая, хотя азиат обычно не опаздывал.
- Все в сборе?- громко вопросил Джонс.
Людвиг вздохнул. Похоже, день не задался с самого начала.
- Нет России и Китая. Но осталось еще десять...
- Тогда мы начнем без них! - резко сообщил Альфред.
- Америка, нам стоит...
- Надеюсь, я не опоздал?
Альфред еле заметно вздрогнул и обернулся.
Иван, одетый в безупречный костюм и самую приветливую из своих улыбок, стоял на пороге, терпеливо ожидая, пока Джонс освободит проход.
Тот, впрочем, не спешил.
- Почти, - холодно сказал он, - рад, что ты все же почтил нас присутствием. Хотя вряд ли стоило утруждаться...
- Я вообще вас слишком балую, - задумчиво перебил Брагинский, отталкивая Америку и проходя к одному из незанятых стульев. Все молча следили за ним, - пора с этим заканчивать... Яо еще не пришел?
Никто не ответил — поведение России внушало как минимум тревогу. Если не ужас. Джонс оглянулся, сообразил, что выглядит глупо в роли привратника и быстро прошел на место председателя. Пунцовые пятна на его щеках выдавали ярость.
- Предлагаю начать, - процедил он, - если...
На сей раз его слова были прерваны легким топотом, и на пороге возник Китай.
- Прошу прощения, я опоздал? - он немного запыхался, будто бежал всю дорогу.
- Мы не начинали без тебя, - медовым голосом сказал Иван.
Он так и не сел, словно чего-то ждал. Или кого-то. В тишине отчетливо скрипнули зубы Америки.
- Спасибо, - благодарности в голосе Китая не слышалось, скорее предостережение.
Тишина стала звенящей и явственно запахла озоном. Взгляды метались между Китаем, Америкой и Россией, пытаясь отгадать, что стоит за этим странным и опасным представлением. Брагинский по-прежнему улыбался, небрежно облокотившись бедром о спинку своего стула и сосредоточив все внимание на Яо. Джонс сидел в напряженной, не отрывая сузившихся в гневе глаз с России — Китай он точно вовсе не замечал.
Втянув голову в плечи, Яо попытался как можно быстрее проскочить к единственному свободному стулу. Но не успел — Россия с неожиданной прытью схватил его за руку, удерживая на месте. Китай еле слышно охнул.
- Что?...
- Твой шнурок, - непринужденно сообщил Брагинский, доставая из кармана тонкий красный шнур и взмахивая им, - я нашел его под подушкой.
Изменившись в лице, Яо быстро, почти грубо, выхватил шнурок и без слов кинулся на свое место. Иван сел, улыбаясь, как ни в чем не бывало.
Щелкнул переключатель на кондиционере. Вдалеке взвыла сирена скорой помощи. Наверное, это к нам, - удовлетворенно подумал Германия. Ибо кто-нибудь из присутствующих обязательно взорвется.
- Я что-то пропустил? - бесхитростно — и чудовищно звонко — спросил Феличано.
Россия засмеялся.
Тем низким, пугающе сладким смехом, от которого забытые мурашки поползли по спинам присутствующих. Не у всех — от страха. Америка смертельно побледнел, Китай залился краской, опуская лицо.
Францис покосился на Киркланда. Сегодня англичанин был подозрительно тих. Никто не знал Артура так хорошо, как Франция, и уж он-то мог с уверенностью утверждать — молчать тот не станет. Даже если все остальные заткнутся, то дорогой Англия примется верещать про «кровавое КГБ» и «имперскую угрозу». Францис часто думал, что при всей своей ненависти к Брагинскому Киркланд думает о его интимных связях слишком много. А уж когда в деле замешаны Китай и Америка, а то и оба сразу... Францис поморщился, вообразив похабную картинку. Даже на его широкий взгляд это слишком небезопасный секс.
Однако Артур молчал. И выглядел... злорадно?
Впрочем, молчал не он один, и тишина явно затягивалась. Франция громко откашлялся, беря на себя функции председателя — Джонс, по-видимому, забыл о них совершенно.
- Давайте, наконец, начнем?
Все с облегчением зашуршали бумагами.
Яо поднялся, не дожидаясь официального предложения выступить. Он был первым по протоколу и не собирался затягивать с выступлением. Суетливо подобрав свои записи, он глубоко вздохнул. Ему придется поговорить с Брагинским. Босс и так будет зол на него, а если он еще и провалит все поставленные задачи, то по головке его явно не погладят.
- Первым мы заслушаем Германию, - холодно сообщил Джонс, даже не взглянув на Китай.
Яо застыл, не зная, как реагировать. Людвиг сердито хмыкнул.
- Сейчас очередь Китая, - сообщил он, хмурясь и поднимая папку с протоколом, - не стоит нарушать очередность. Или есть какая-то причина так поступить, о которой нам не известно? - мрачно добавил он.
Джонс открыл рот... и снова закрыл, бросая убийственный взгляд на Россию.
- Я перепутал, - язвительно протянул он, - сейчас действительно очередь Китая. Если ты, конечно, в состоянии выступить, Яо. Ты выглядишь усталым, - теперь его голос просто сочился ядом.
- Думаю, мы все прекрасно отдохнули, Альфред, - безмятежно сообщил Иван, подпирая щеку ладонью и перекладывая свои бумажки, - кроме тебя. Ты прислал мне сообщение... в половине третьего, да? Мы уже спали. Чтобы хорошо отдохнуть перед встречей, - ободряюще кивнув, будто объяснил простую вещь глупому и вспыльчивому ребенку, Брагинский подпер щеку другой рукой и устремил заинтересованный взгляд на Китай, - может быть, ты что-нибудь скажешь, раз встал?
Если бы взгляд мог ранить, то Третья Мировая Война случилась бы немедленно, в этой самой комнате. И, пожалуй, не выжил бы никто. Но первым точно погиб бы Брагинский.
- Я бы хотел поднять вопрос таможенных пошлин, - Яо откашлялся и продолжил громче. Он не может позволить себе нервозность, - товары, которые проходят через мою границу с Россией...
- Яо, - громко перебил Джонс, - ты, кажется, еще не обсуждал этот вопрос со мной. Или ты забыл?
Китай вздохнул сквозь зубы, бледнея от оскорбления и неловко сжимая папку. Такого он не ожидал. Вторым он отправил бы на тот свет Джонса, точно. А может, и первым.
- А что, он должен? - невинно поинтересовался Брагинский, подпирая щеку кулаком и устремляя безмятежный фиолетовый взгляд на Америку, - обсуждать свои границы? У вас с ним их, вроде бы, нету. Пока, - поправился Россия, кивая на Японию.
Громко хрустнула сломанная ручка. Кику, краснея, положил обломки.
- Да, Брагинский, - тоном Джонса можно было резать гранит, - он должен. И ты прекрасно это знаешь.
Иван широко улыбнулся — или, скорее, оскалился.
- О. Ну так и обсудим заодно. По-семейному.
- Иван! - прошипел Китай.
- Ах, ты! - Джонс с грохотом отодвинул стул, вставая.
- Довольно!!!
Америка от неожиданности вновь упал на место. Германия, довольный произведенным эффектом, кивнул головой и продолжил потише:
- Вернемся к протоколу. Ваши любовные отношения никому не интересны.
- Говори за себя, - пропел Франция.
Продолжать под убийственным взглядом Людвига он, впрочем, не стал.
Яо закрыл глаза. Он не может позволить себе двинуть по носу Америке или Брагинскому... по другому месту. Разрыдаться и выбежать он тоже не может. И ему придется терпеть, что все глазеют на него и знают, где и с кем он провел ночь. И считают, что он сделал это нарочно. Китай вздохнул несколько раз, беря себя в руки и открывая глаза.
- Джонс, - уронил он, - мой босс уполномочил меня обсуждать это. Если тебя не предупредили — это не моя забота. И благодарю тебя за поддержку, Россия, но я справлюсь сам.
Иван ободряюще — ободряюще! — кивнул. Нет, он был бы первым!
Вкратце Китай рассказал о таможенных правилах, особенно упирая на несправедливость оных к нему, Китаю.
- Поэтому я прошу снижения пошлин,- он приготовился спорить, - как минимум на десять процентов.
- Хорошо, Яо, - Россия сладко улыбнулся, - я сделаю так, как ты просишь.
Яо поперхнулся аргументами.
- Сволочь! - выдавил он.
И тут же запнулся, краснея и падая на свое место, шокированный собственным порывом. Тщательно заготовленная — и теперь ненужная — речь помялась, и Китай бросил ее на стол.
Раздались смешки, заставившие Яо в гневе сжать губы. Столько унижения за один день, и что-то подсказывало Китаю, что это еще далеко не все. Он знал, почему Иван делает это, но облегчения знание не приносило. Все равно, Брагинский — проклятый параноик! - не имеет права выставлять его на посмешище, издеваться на глазах у всех.
- Не переживай так, Яо, - тихо, но так, чтобы все слышали, сказал Россия, - я что-нибудь попрошу взамен. Ведь я еще ничего не подписал, верно?
Не произнеся ни слова, Китай кинул в него речью.

Комментарии

No title

how amazing!*_*your fics are really wonderful....even though I don't know Russian,the translator still shows your amazing writing skill.....
keep going!I will wait for your every fic=))

Комментарий ожидает одобрения.

Этот комментарий ожидает одобрения автора блога.

Комментарий ожидает одобрения.

Этот комментарий ожидает одобрения автора блога.

Написать комментарий

Трэкбэки


Отправить трэкбэк к этой записи (пользователь FC2 Блога)