Гостиница. Часть 1.

Фанфик: Гостиница
Фэндом: Хеталия
Пэйринг: Россия/ Китай
Рейтинг: никакой пока
Про что: события происходят непосредственно перед фиком про ШОС


Совещание шло своим чередом.
Очередное джонсово «несомненные успехи демократии в некоторых странах» заставило Яо нервозно повертеться на стуле. Впрочем, он тут же поймал себя на этом и снова замер внимательно слушающей вежливой статуей.
Конечно, он знал, кого Джонс имеет в виду. Все знали. И никто не пропустил мимо жадные взгляды, которые мистер Герой бросал на этого «кого-то». Взгляды все более и более обеспокоенные.
Брагинский как будто не замечал повышенного внимания. Он спокойно слушал поток сознания Джонса, время от времени улыбаясь и делая пометки
в своих бумагах, будто Америка действительно говорил что-то ценное. Впрочем, зная Ивана, Яо не удивился бы, если бы эти пометки оказались ничего не значащими картинками.
Сказать, что Европа беспокоилась, значило ничего не сказать. Новый босс Брагинского нервировал и пугал мировое сообщество все сильнее, но еще больше их пугал сам Иван — приехавший, выглядящий гораздо здоровее, в дорогом костюме и явно в здравом уме — насколько Россия может в нем быть. С некоторой долей злорадства Китай подумал, что многим из европейцев и — он мельком глянул на Польшу, Эстонию и прочие бывшие колонии Ивана — из новых европейцев есть чего опасаться. Россия всегда был довольно злопамятен.
Конечно, и самому ему радоваться нечему. России не за что ему мстить, вот только и благодарить, вроде бы, не за что... за последние два года Иван ни разу с ним не заговорил. И незаметно, чтобы грустил по этому поводу.
Яо вздохнул. На его пути к процветанию жертвой стали чувства к бывшему мужу, и то, что теперь он не уверен в осмысленности этой жертвы, вряд ли заставит мужа думать о нем теплее. Россия странный человек, странный и непредсказуемый, и понимание никогда не было в числе его достоинств.
Яо вздохнул снова и постарался сосредоточиться на докладе Америки. Не то чтобы ему было что добавить, но он же теперь растущая держава, разве нет? Так к чему сожалеть о несбыточном?

***
«США раздевает меня взглядом, и не против продолжить это в приватной обстановке руками. Как ты хочешь, чтобы я поступил?»
Отослав сообщение, Иван продолжал невидяще смотреть на телефон. Мысли его блуждали. Что решит новый босс? Что им выгодно по-прежнему «любить» Америку и «преклоняться» перед блеском западной демократии? Иван был слишком опытен, чтобы публично кусать губы и теребить края одежды, но именно этим ему и хотелось заняться... Одно только видение предстоящего вечера в обществе Победителя Холодной Войны способно было испортить настроение на месяц — если бы настроение России было хорошим достаточно, чтобы его портить.
Занудное совещание, на котором его голос все равно никого не интересовал (да и чей голос вообще когда-либо интересовал Америку, если честно?), завершилось ровно за минуту до того, как желание встать и уйти стало нестерпимым. Увы, продолжение в виде торжественного банкета тоже было обязательной частью программы. Тем тревожнее было положение Ивана. Перед отъездом Президент не дал ему никаких указаний, сказал только: «Смотри по ситуации». На что, интересно, он должен смотреть? Можно подумать, с прошлого раза их ситуация изменилась. Конечно, Ивана не нужно было учить делать хорошую мину, костюм шел ему отменно, скрывая худобу, гостиничный номер был отличным, и кормили тут неплохо, но он все еще чувствовал себя скверно и предпочел бы поужинать у себя. А вместо этого ему приходится развлекаться, даже не зная основной «линии партии».
Легкая вибрация заставила Россию вздрогнуть. Пришло ответное сообщение, и Иван неохотно открыл его.
«Как ты сам хочешь поступить?»
Брагинский моргнул. Что его босс имеет в виду? Что за игру он затеял в такой неподходящий момент?
«Я хочу послать его!» - быстро набрал Россия, и, не давая себе времени на колебания, отправил. Ему до смерти надоело лицемерие.
«Действуй, как считаешь нужным. Можешь быть резким. Позвони мне завтра».
Несколько секунд Россия напряженно думал. Какого черта босс имеет в виду под «как считаешь нужным»? Неужели он действительно... даже не додумав эту мысль, Иван поспешно отключил телефон и засунул его в карман, улыбнувшись. Что бы его правитель не имел в виду на самом деле, это станет известно только завтра, верно?
Улыбка Брагинского стала неприятной. У него впереди целый вечер для веселья.


***
- Придешь ко мне вечером? – громкий голос Америки можно было слышать в самых отдаленных уголках банкетного зала. А для самых глухих, кто все же не слышал, всегда существовал победный блеск его голливудской улыбки и пронзительно синих глаз.
Не то чтобы Россия этого не ждал… Ждал. И впервые за долгое время – с нетерпением.
- Нет, Альфред, - Иван, как ни в чем не бывало, улыбнулся — само дружелюбие, - у меня уже назначена встреча.
Америка опешил, не веря ушам своим. Конечно, подходя к Ивану публично, он не ожидал отказа. Какого отказа, в самом деле?! Кто может отказывать ему? Альфред знал, как Россия не любит подобного рода вещей, но мало ли, что любит Россия? Достаточно того, что такие вещи любит Америка. И эта игра никогда не надоедала Альфреду.
- С кем это?!
- Не твое дело, - равнодушно ответил Иван.
И повернулся, чтобы уйти.
Джонс ошеломленно моргнул - Брагинский послал его при всех? На самом деле?! Отвратительное чувство охватило Америку, отчаяние, будто что-то важное выскальзывает из его пальцев, пропадает.
- Иван! - он грубо схватил Россию за локоть, чтобы удержать.
Удар заставил Альфреда ахнуть - Брагинский молниеносно обернулся, толкая Джонса под протянутую руку, - кола фонтаном взметнулась в воздух, чтобы тут же осыпаться тонкими коричневыми льдинками к ногам Америки.
- Чего?
Но Альфред будто онемел - время остановилось для него, и он мог только смотреть, как Иван улыбается, слегка кивает и отворачивается.
За считанные секунды вокруг обоих образовалось пустое пространство. Не то, чтобы это не устраивало Ивана. Вздохнув полной грудью, Россия оглянулся и, приметив стол с напитками, направился к нему.
Увы и ах, знакомую узкую спину, увенчанную темной головой с этим дурацким хвостиком он заметил слишком поздно — сделать вид, что он идет в другую сторону было глупо, а просто передумать — невежливо. Еле слышно вздохнув, Иван взял стакан и налил себе воды.
Китай выпрямился и, будто почувствовав присутствие Брагинского, медленно повернулся.
- Не убегай, я сам отойду, - насмешливо сказал Иван, отпивая минералки, - ты не заразишься чумой гнева нашего Героя.
Китай вздернул подбородок. Брагинский считает его настолько трусливым — или просто издевается, как обычно?
- Я не боюсь Америки. Но ты неосторожен...
Брагинский хмыкнул, снова отпивая из своего стакана.
- Зато смотри, как всем весело.
Яо против воли улыбнулся. Скорее Северный полюс растает, чем Россия разлюбит злить людей.
- Им не весело, они гадают, что будет дальше. Вдруг ты объявишь кому-нибудь войну?
Россия ухмыльнулся.
- Скорее, с кем у меня свидание.
- А с кем? - неожиданно даже для себя ляпнул Яо.
Он поспешно закрыл рот, но слова уже вырвались. Иван продолжал улыбаться.
- Приходи вечером — сам узнаешь, - легкомысленно сказал он, даже не глядя на Китай.
Что? Яо поморгал, медленно краснея, потом неловко пожал плечами, поспешно отворачиваясь. Ему не хотелось, чтобы Россия видел его смущение.
К счастью, к Брагинскому подлетели Вьетнам и Куба — вот уж кому всегда было наплевать на милость Америки, и они радостно заговорили, будто расстались пять минут назад. Китай поджал губы. Это же не зависть — то чувство, что им овладевает? Зависть к государствам, которые могут иметь свое мнение и не стесняться показывать его окружающим, которые могут быть честными... и разговаривать с Иваном. Отпив из своего стакана, он отвернулся. Довольно противное чувство — быть лишним в некогда своей семье.

***
Дверь еле слышно хлопнула, и Яо вздохнул. Наконец-то он один и может хоть немного расслабиться, собрать мысли. Ужасный европейский костюм, такой неудобный. На вечер нужно выбрать что-нибудь покомфортнее... и покрасивее.
Яо хмыкнул. Конечно же, он не собирается идти к Ивану! В конце концов, тот даже не приглашал его — нельзя же, в самом деле, счесть его слова приглашением? И, судя по похотливым взглядам Америки, одиночество Брагинскому не грозит. Правда, Россия сказал, что у него уже свидание с кем-то другим...
Китай прикусил губу, успокаивая внезапный приступ негодования в груди. В любом случае, он и не собирался, верно?
Совершенно точно не собирался! У него завтра долгий день, так что план простой: вымыться, поужинать и лечь спать.
Яо поколебался немного, выбирая шампунь. Ивану точно понравился бы тот, что он привез с собой — с немного сладким, цветочным запахом...
Раздраженно отпихнув флакон, Китай взял другой шампунь — почти без запаха, - только чтобы смыть его с ладони и вновь потянуться к первой бутылке. Даже если он не собирается идти.
Ну, а если и пойдет, то ненадолго. Всего лишь поговорить — думал Яо, выскальзывая из душа и вытирая волосы, - а потом к себе в номер — он распахнул дверцы шкафа, - поужинать и спать. Отличный план.
Ве-ли-ко-лепный. Да?
И все же, можно ли это считать приглашением? Если да, то заметил ли Иван, что Яо согласился? И кто тот, другой, с которым он планировал вечер? Если это не вранье, конечно... А если это не было приглашением, то Китай явится незваным. Иван может промолчать, а может выгнать его... тогда как завтра Яо будет на него смотреть?
Китай расправил платье и захлопнул за собой дверь номера. Достаточно постучаться и сделать вид, что он просто решил зайти. По-дружески. Если Иван свободен.
А если ему откроет Америка, то он умрет от смущения... и смотреть на Россию завтра не придется.

Комментарии

Комментарий ожидает одобрения.

Этот комментарий ожидает одобрения автора блога.

Комментарий ожидает одобрения.

Этот комментарий ожидает одобрения автора блога.

Написать комментарий

Трэкбэки


Отправить трэкбэк к этой записи (пользователь FC2 Блога)